К вершине дна!
Нет, нигде не мне будет покоя от воды. Там где я – вода бунтует. Там где я – она выпускает из себя такое, что обычно ученые всех стран безрезультатно пытаются найти в Шотландских озерах, в геометрической фигуре Бермуд, в подземных резервуарах и пр. таинственных и зловещих местах.
Из-за этого мне часто приходится менять место жительства. Мое последнее прибежище заполонили слизни и улитки. От этих насекомых… Это ведь насекомые? Хм. Чтобы не быть невеждой, сейчас я справлюсь об это в справочнике Брэма. Кхм… Так вот, эти мягкотелые, отряда легочных, семейства улитковых и голых слизней – расползлись по обоям и потолкам, они были в письменном столе, в книжных полках и даже в постели – они ползли из слива раковин в ванной комнате и в кухне. Медленно, но кучно. Всюду оставляя специфически пахнущий желтый след. Тогда я спешно собрал багаж, и, пребывая в полу сознании от случившегося, отбыл.
Постепенно мой багаж становился все меньше и меньше, так как переезжать мне приходилось все чаще и чаще. В итоге от двух больших чемоданов и рюкзака осталась небольшая туристическая сумка, в которой было немного полуфабрикатных продуктов, смена белья, предметы личной гигиены, немного медикаментов, таблетки успокоительного и пара небольших книжиц, на случай внезапной скуки.
Воду я брал только в магазинах, в небольших количествах и старался использовать её сразу без остатка, т.к. даже в закупоренных бутылках спустя день вода начинала цвести, и более того – там появлялись какие-то белые жучки и тончайшие красные черви, перемещающиеся в бутылочном пространстве за счет, схожих с агонией, движений.
Мне пришлось поселиться на городском отшибе. В тех ветхих домах не было водопровода, не было раковин, туалетов. Воду брали из колонки, которая была в соседнем дворе, а дома грели на плитах и употребляли для бытовых нужд. Однако одним хмурым осенним утром я был разбужен криками жильцов. Наскоро одевшись я вышел из квартиры, спустился на первый этаж, а затем в подвал, откуда неслись возгласы удивления, нецензурная брань и люди с ведрами, полными мутной, пузырящейся жидкости. Подвал был затоплен – темная вода пробивалась сквозь землю и застланный старыми досками пол. Жильцы, стоя по пояс в воде, безуспешно вычерпывали её кастрюлями, ведрами, банными черпаками. Вода все прибывала. Видимо все же под домом пролегали старые трубы. Внезапно в центре подвала что-то глухо забулькало, и со дна начало подниматься нечто крупное и бледное. Не дожидаясь развязки я побежал обратно. У дверей квартиры меня уже поджидала слепая консьержка, завернутая в изъеденную молью шерстяную шаль. «Уходи немедля! Твои беды нам не по плечу! Уходи и вода уйдет!» – прошамкала она, уставившись незрячими глазами мимо меня. Я отодвинул старуху, вошел в помещение, сгреб в охапку нехитрый скарб, бросил в сумку, одел шляпу, накинул пальто и покинул это место.
Как-то я решил что, возможно, все дело в ветхости и неисправности различных систем, которыми грешат постройки провинциальных городков, из-за чего вода подбирается ко мне так просто. На основании этого, не долго думая, пришлось отбыть в столицу, не смотря на то, что она не далеко от океана. Снял небольшой номер в одном из престижных отелей. Там прекрасный сервис, за всем следят бригады сантехников и водопроводчиков, и хотя проживание влетает в копеечку, на душе все-таки спокойнее. Кажется неделя прошла тихо и я начал было уже подумывать о том, что пора опустошить сумку и разложить предметы на подобающие места. Книги на полку, медикаменты в аптечку, таблетки в мусорную корзину, одежду в шкаф…
Ранним утром, спускаясь вниз, чтобы посетить какое-нибудь кафе - легко позавтракать омлетом, выпить маленькую чашку кофе, раздобыть свежую газету, я не обратил никакого внимания на тишину, царившую повсюду, как не обратил внимание на отсутствие людей и персонала, даже не смотря на то что, утро было ранним – обычно жизнь то уже кипела. И вот от внешнего мира меня отделяет дверь с квадратными оконцами, за которой простирается коридор, мощеный белым мрамором, еще одна дверь в парадную отеля, сама парадная, ну и еще одна дверь на улицу. Но, еще не успев прикоснутся к дверной ручке, я резко повернулся и, вытаращив глаза, побежал обратно, вверх по лестнице к своему номеру. Что я там увидел? Медленно, по мраморному коридору, освещаемому лампами дневного света, ко мне текла вода – она сочилась в дверную щель, из парадной…
Говорили, что это первое цунами здесь за последнюю сотню лет. Поговаривали, что на пляж выкинуло такое, чего не было не то что в научных справочниках, а даже в фантастических романах. Но потом пришла вторая волна и унесла загадочных существ обратно океан. Обошлось без жертв (разве что ушибы да несколько переломов), но город порядочно затопило…
После многих лет скитания пришло время вернуться туда, где все это началось. В засушливые края городов призраков. Обратно к покинутым домам в глубине пустынь. К заброшенному почтовому отделению. Окна замазаны синей краской, все залито тусклым хирургическим свечением. Огромные рыбьи головы, с раскрытыми пастями, развешаны по стенам, битые зеркала, опрокинутая мебель. Огромные колодцы в полу задвинуты массивными чугунными винтажными кухонными печами. В последней комнате, там где вдоль стен тянутся стеллажи для писем – покоится тело моего деда. Сухие кости, разложенные вместо писем, по ячейкам. Возможно в металлическом шкафу сохранились его рыболовные снасти и капитанский мундир.
Целый день я провел в этом мрачном месте, собирая на письменном столе его скелет – ребро к ребру, сустав к суставу. Это успокаивает, здесь я чувствовал себя как дома – безмятежно и уютно. Никуда не торопясь, увлеченный этим занятием я кажется выкурил половину пачки, пока не услышал скрежет металла по бетонному полу, доносившийся из дальних помещений. Да, так и есть – чугунная дровяная печь сдвинута, и из колодца торчит человеческий торс, увенчанный огромной головой омара. Оно смотрит на меня черными акульими глазами. Оно совершенно неподвижно, разве что подрагивают длинные чешуйчатые усы… Стало быть и отсюда пора уходить, только захвачу дедову удочку… Я не чувствовал страха, ни малейшей тревоги, просто понял, что пора уходить…
И вот я стою на автобусной остановке, передо мною бесконечные пески, засохшие деревья и испещренная выбоинами пустынная магистраль. Дуют ветра, вдали слегка зеленеющие, но полумертвые заросли. Слева от меня затопленный подземный переход. Там темно, глубоко. Насквозь заросшее ряской и мхом подземное болото. Осторожно спускаюсь вниз - бетонные ступеньки иногда крошатся и рассыпаются под моими ногами. И вот я уже у воды, стою на крепкой, сырой плите, расчехляя рыболовные снасти. Крючок заброшен, с тихим, еле слышным плюхом, он скрывается под водой. На поверхности плавает потускневший желтый поплавок. Сейчас, кажется, все разрешится – поплавок дергается и скрывается под покровом ряски. Леска натягивается… Остается только тянуть на себя. И вот из глубины поднимается покрытая наростами и моллюсками, на массивной, и возможно невероятно длинной шее, огромная приплюснутая голова ужасающего существа. Словно кит с огромным черным клювом, или тритон с шершавой кожей. Древняя тварь с маленькими тусклыми, мутными глазами. Первобытный, безумный страх объял меня, с воплями ужаса, я побежал наверх, к свету. Ступени ломались подо мною, и я падал обратно, к голове, которая неподвижно продолжала следить за моими безрезультатными попытками выбраться из подземного перехода. А я все продолжал кричать и пытался карабкаться по насыпи обломков. Если бы не было этого безумия, выбраться оттуда не составило бы особого труда – но каждое нервное, неосторожное, паническое движение влекло меня вниз. Не знаю, сколько времени это продолжалось. В конце концов я успокоился, снял ботинки, сел на мокрые плиты, опустил ноги в темную воду и уставился на неподвижную голову. Кажется мы оба не знали что сказать друг другу, хотя каждому из нас было доподлинно известна цель этой встречи.
Теперь мне предстоит долгий путь домой. К странным, не нанесенным на карту островам, темным тропическим джунглям, к истокам черной реки, там где густые ветви заслоняют небо, где низкие домики из веток и глины освещаются разноцветными светлячками и болотными огнями. Назад к корням красных водорослей, откуда вышел наш род… Вода пришла за мной.